• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта


 

Год в истории

2007

 
 
Сергей Ландо, ординарный профессор, первый декан факультета математики

Создан факультет математики

Сергей Ландо, ординарный профессор, первый декан факультета математики


В самом конце 2007 года нашли друг друга два молодых университета: Высшая школа экономики была образована в 1992 году, Независимый Московский университет (НМУ) — годом раньше, в 1991-м. Приказ о создании факультета математики был подписан ректором ВШЭ в декабре 2007 года, однако первых сотрудников (и меня в том числе) взяли на работу чуть позже — в январе 2008-го. В том же 2008 году были набраны и первые студенты.

Пути, пройденные двумя университетами с момента их создания до встречи в 2007 году существенно различались между собой. Нужно сказать, что редкие из многочисленных, созданных в начале 90-х годов, вузов дожили до XXI века. ВШЭ изначально создавалась как государственный вуз, тогда как негосударственный статус Независимого университета отражен уже в его названии. Высшая школа экономики исходно задумывалась ее создателями как университет мирового класса, готовящий специалистов в области экономики, управления и социальных наук. Эти специалисты были необходимы стране для осуществления относительно плавного перехода от советского социализма к нормальной экономической системе. Напротив, целью Независимого университета была подготовка исследователей в области точных и естественных наук. К 2007 году ВШЭ значительно разрослась, открыв несколько новых факультетов, среди которых были гуманитарные. В свою очередь, НМУ потерял свои физическое и химическое крылья, сохранив математическое ядро. Имея в среднем меньше 10 выпускников в год, НМУ при этом стал весьма заметным в мире центром математических исследований и подготовки благодаря высочайшему уровню профессорского состава и качеству подготовки этих немногих выпускников.

Так что можно сказать, что в создании факультета были заинтересованы обе стороны. Значительно расширился круг обучаемых на высоком уровне и на постоянной основе студентов (получивших, хотя и не сразу, отсрочку от армии), преподаватели, перешедшие из НМУ, смогли сконцентрироваться на обучении и исследованиях, не отвлекаясь на дополнительные изыскания средств к существованию, высокая международная репутация НМУ распространилась и на Высшую школу экономики.

Это событие могло произойти годом раньше или годом позже, но теперь, по прошествии десяти лет, представляется, что эта счастливая случайность была неизбежной – постоянное стремление руководства ВШЭ к развитию и качественному росту университета не могли позволить нашим двум проектам разминуться.

Созданию факультета математики предшествовали многомесячные переговоры руководства Высшей школы экономики и Независимого университета. До первой встречи руководителей университетов (я участвовал в ней в качестве проректора НМУ) мы практически не имели информации друг о друге, действуя на разных образовательных полях. И если участие ВШЭ в событиях государственной жизни находило свое отражение в средствах массовой информации, то о НМУ знало лишь узкое математическое сообщество Москвы.

После первой встречи довольно много времени ушло на сбор информации и на попытку ее осмыслить, а также на оценку возможности доверять будущим партнерам. В конце концов мы решили, что сотрудничество открывает уникальную перспективу совершения рывка в развитии российского университетского математического образования, а видимые риски существенно ниже потенциальных выгод. При этом первоначальный проект – преобразование НМУ в факультет Высшей школы экономики – претерпел изменения, и Независимый университет остался отдельной организацией, а факультет математики создавался наново и туда был перенесен дух НМУ, но не его управляющие структуры. Долго шел и поиск декана будущего факультета – я довольно трезво оцениваю уровень своего административного кретинизма, но никто из более достойных кандидатов не согласился занять эту должность.

При создании факультета были одновременно учреждены три кафедры – геометрии и топологии, алгебры, и дискретной математики. Однако мы очень быстро убедились в том, что сама структура предметных кафедр накладывает серьезные и далеко не всегда оправданные ограничения на учебный процесс. Как преподаватели нашего первого набора, так и те, кто был набран по конкурсу в дальнейшем, воспринимают математику как единое целое, не разделяя ее на несвязанные между собой части, и ведут исследования по широкому кругу направлений.  Подготовка исследователей также нацелена на формирование специалистов, владеющих различными областями математики и не замыкающихся в рамках своего узкого направления. Напротив, всякая предметная кафедра кровно заинтересована в том, чтобы курсы, читаемые ее преподавателями, включались в учебный план автоматически, и учебная нагрузка не уменьшалась. Как следствие, попытки руководства сформировать целостную структуру обучения, подчиненную общему взгляду на цели и задачи преподавания, наталкиваются на сопротивление кафедр. Поэтому мы довольно быстро отказались от кафедр (сохранив и развивая лишь базовые кафедры ведущих академических институтов). Сейчас, кстати, предметных кафедр во всем университете стало совсем мало.


В это время в стране и мире

  • Вышел первый айфон

    Вышел первый айфон

    Кирилл Мартынов, доцент Школы философии, — о том, что мы не заметили наступления будущего

 

Мнение экспертов не является выражением позиции университета