• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта


 

Год в истории

2005

 
 
Андрей Яковлев, ординарный профессор, директор Института анализа предприятий и рынков, в 2005 году – проректор ВШЭ

Введение академических надбавок

Андрей Яковлев, ординарный профессор, директор Института анализа предприятий и рынков, в 2005 году – проректор ВШЭ


В России академические надбавки мы ввели первыми. В некоторых зарубежных университетах они есть, хотя и не совсем в такой форме, как у нас, а в нашей стране до сих пор немногие университеты пользуются этим инструментом.

В 2005 году ситуация была такова. С одной стороны, Школа сильно расширилась, возникли новые факультеты, пришли новые преподаватели. С другой — в стране был экономический бум. Зарплаты в Москве росли, люди стали готовы тратить больше денег на образование (платные программы в бакалавриате, дополнительное образование), и между вузами возникла конкуренция за преподавателей. 

Для удержания преподавателей нам нужно было повышать заработную плату, но ситуация внутри Школы была неоднородна. С самого начала ВШЭ к бюджетным ставкам устанавливала доплаты из внебюджетных средств. «Обычным» доцентам по меркам московского рынка мы платили нормально – специально прилагать какие-то усилия, чтобы их удержать, не было необходимости. Удерживать нужно было сильных. Ректор изначально по аналогии с практикой конца 1990х – начала 2000х предлагал повысить зарплату всем. Коллеги в ректорате возражали, что если «размазать» деньги, то сильных мы этим не удержим, а средним и так неплохо. Шли бурные дискуссии, и в итоге появилась идея дифференциации: ввести за счет внебюджетных средств специальные доплаты, которые были бы привязаны к академическим результатам, что позволило бы выделить самых сильных людей. Публикации – достаточно очевидный инструмент для этого.

Сначала было два уровня надбавок, без фокуса на зарубежные публикации. Надбавки первого уровня касались публикаций в российских журналах, при этом тогда речь шла о журналах из списка ВАК. Чтобы получить эту надбавку, нужно было опубликовать за два года не менее четырех статей в российских журналах. При этом уже тогда было понятно, что это просто нормальный уровень для человека, который не только преподает, но и ведет научную работу. Надбавка второго уровня давалась за заметные академические результаты: это могла быть серия статей, монография. Решение о присвоении надбавки второго уровня принимала специальная комиссия, сформированная в значительной степени из ординарных профессоров.

Поначалу надбавка первого уровня составляла 5 тыс. рублей в месяц, второго уровня – 12,5 тыс. рублей, но их довольно быстро повысили, в итоге надбавка первого уровня составляла где-то 30-40% от того, что преподаватель получал в качестве базовой зарплаты. Надбавки устанавливались на год. В первые годы их получали 15-20% наших преподавателей. Сейчас в Москве это около 40%.  

У академических надбавок была еще одна задача – создание стимулов к воспроизводству кадрового ядра. Расширение Школы, которое произошло в начале 2000-х годов, изменило ее кадровый состав. Костяк преподавателей сформировался в 1990-е годы, он был небольшой по численности, поскольку школа была небольшая, и у нас было достаточно ресурсов, которые направлялись на академическое развитие. На европейские гранты мы могли получать оборудование, закупать книги, ездить на стажировки. Плюс на фоне крайней неопределенности ситуации в других вузах в 1990-е годы преимуществом ВШЭ было понимание, чего мы хотим и куда двигаться дальше. Все это привлекало людей. Благодаря этому в 1990-е мы в известном смогли «снять сливки» с академического рынка.

В 2000-е годы пришло много новых людей, при этом  ресурсов для инвестиций в их развитие было уже не так много, западные гранты закончились. Поэтому история про академические надбавки обсуждалась еще и в контексте того, как эффективно использовать имеющиеся финансовые ресурсы для инвестиций в развитие академического ядра. Эта же задача была и у научного фонда, который появился годом раньше.  

Система академических надбавок активно трансформировалась все время, но существенным моментом было введение в 2010 году надбавок третьего уровня за статьи в зарубежных рецензируемых журналах.  Потом было довольно сильное изменение в 2014 году, связанное с тем, что от просто надбавки за публикации в любом зарубежном журнале, который индексируется Web of Science или Scopus, мы перешли к системе дифференцированных надбавок в зависимости от квартиля журнала. Это был важный шаг – так как в Web of Science и Scopus есть очень разные журналы, а для повышения международной репутации ВШЭ нам нужно стимулировать публикации в хороших журналах с высоким уровнем цитируемости.


В это время в стране и мире

  • Вступил в силу Киотский протокол

    Вступил в силу Киотский протокол

    Георгий Сафронов, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов, — о том, почему Киотский протокол не спас планету, но изменил сознание

  • В Москве прошел «Русский марш»

    В Москве прошел «Русский марш»

    Ярослав Бахметьев, преподаватель факультета социальных наук, — о том, как националисты вышли из подполья и куда они ушли

 

Мнение экспертов не является выражением позиции университета