• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мировой финансовый кризис

Александр Абрамов, профессор Школы финансов, — об уроках этого кризиса

Предпосылки к возникновению кризиса формировались примерно с 2004-2005 годов (об этом подробно написано в книге Майкла Льюиса «Большая игра на понижение») по август 2008-го, но реальным его началом в США и в России был сентябрь 2008 года. На сентябрь-ноябрь пришлась самая острая фаза, она началась с банкротства банка Lehman Brothers, которое вызвало обвал финансового рынка и приступ всеобщего недоверия.

В основе кризиса лежали три крупные проблемы в мировой экономике (об этом хорошо написано в книге Рагурана Раджана «Линии излома»): 1) избыточная кредитная экспансия бизнеса и домашних хозяйств в США и других развитых странах, 2) избыточная государственная поддержка экспорта при слабом внутреннем спросе в Китае и иных экспортно-ориентированных странах, 3) ставка на рост производства нефти в ущерб развитию других отраслей в нефтедобывающих странах.

Сопоставить глубину этого кризиса можно только с Великой депрессией 1929-33 годов. Это был один из величайших кризисов в истории человечества, поэтому он получил название Великой рецессии.

О том, насколько правильно страны усвоили уроки Великой рецессии, наиболее обстоятельно изложено в книге Барри Эйхенгрина «Зеркальная галерея». С одной стороны, благодаря опыту Великой депрессии во время кризиса 2008-2009 годов в США были применены мягкая денежно-кредитная политика, количественные смягчения, низкие ставки процентов. Это позволило ограничить глубину спада экономики и предотвратить крах финансовой системы. Благодаря данным мерам быстрее началось восстановление крупнейших экономик мира.

Однако именно из-за того, что после 2008 года большую катастрофу удалось преодолеть относительно быстро, меры по реформированию финансовой системы оказались половинчатыми, угроза повторения таких кризисов не стала меньше.  По итогам кризиса изменилась модель регулирования банков, страховщиков и пенсионных фондов. Теперь, чем больше на себя та или иная финансовая структура берет рисков, тем значительней у нее должен быть капитал. Организации стали меньше использовать кредиты для финансирования рискованных операций. Резко повысились регулятивные требования на срочном рынке, рынках секъюритизированных активов. Во многих странах появилась новая архитектура регулирующих органов, предполагающая более полную интеграцию функций регулирования, защиты инвесторов и пруденциального надзора в тех или иных ведомствах. Например, в России в 2013 году появился единый мегарегулятор финансового рынка в лице Банка России. В результате финансовый мир стал безопаснее, стали меньше системные риски, финансовые организации стали надежнее.

Но все эти меры все же были половинчатыми. Практически не удалось решить проблему «too big too fail», предполагающую неизбежность спасения за счет налогоплательщиков крупнейших частных банков в случае их банкротства. Не решенной остается проблема высокого государственного долга во многих странах. Евро, испытавший кризис в 2012 году, так и не опирается на общий бюджет и регулирование банковской деятельности в странах Европейского Союза. Практически никто из финансистов, виновных в кризисе 2008 года, так и не понес ответственности за свои ошибки.

Мнение экспертов не является выражением позиции университета