• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Референдум о выходе Великобритании из Евросоюза


Игорь Ковалев, профессор факультета мировой экономики и мировой политики, — о причинах и последствиях решения о выходе

Британия вступила в Европейское экономическое сообщество позже, чем страны-учредители, только в 1973 году, и вступила на неравных условиях. Она долго платила в общий европейский бюджет больше, чем все остальные сравнимые с ней по масштабам государства, это было своеобразное наказание. Только Маргарет Тэтчер, придя к власти, сумела добиться, и то не сразу, чтобы Соединенному Королевству компенсировали прежние переплаты.

Кроме того, Британия в Евросоюзе всегда была на особых условиях. Она не вошла в Шенген, не вошла в зону евро, она все время выступала с особым мнением, часто в отношении многих интеграционных инициатив говорила «нет» и стояла до последнего, до той черты, когда ей говорили — ну нет так нет, дальше мы без вас. И тогда она скрепя сердце соглашалась, буквально вскакивала на подножку уходящего поезда.

А все это время ЕЭС расширялся. Когда Британия вступила в него, там было 9 стран, а в нынешнем ЕС их уже 28, причем вступили страны бедные, которые нужно поддерживать. Локомотивом интеграции стала Германия, а Британия оказалась на задворках, причем не только экономически, но и политически. В общем, раздражение и недовольство долго копились.

Результаты референдума определили люди, которые раньше на выборы не ходили. За то, чтобы остаться в Европе, проголосовали университетские и крупные города, молодежь. А кто голосовал против? В основном поколение старше 35 лет, со средним достатком, такие типичные британцы, которые сидели в своих небольших городках, отдыхали в пабах, смотрели футбол. Раньше они политикой не интересовались, на выборы не ходили, жили себе и жили, а тут вдруг они восприняли лозунги евроскептиков о том, что нас обирают, мы теряем нашу национальную идентичность, рушится старая добрая, самобытная Англия.

Кроме того, возникла потребность смены элит в Великобритании. Кэмерон обещал до референдума провести переговоры с Евросоюзом и добиться очередных уступок для Британии. Действительно, переговоры были, и уступок, пусть и не очень значительных, он добился. Но глубинка уже не верила старому истэблишменту, который демонстрировал явную неспособность адекватно и быстро реагировать на быстро меняющиеся реалии, сопротивляться растущему влиянию европейской бюрократии и отстаивать интересы страны. Как следствие, на выборах разного уровня впечатляющих успехов стали добиваться третьи и малые партии, пытавшиеся представить избирателям альтернативные проекты развития, в том числе и ратующие за выход из европейского интеграционного проекта.

Пока никакой катастрофы из-за референдума не произошло, но и сам выход еще не состоялся. Конечно, были достаточно заметные колебания курса фунта стерлингов, некоторое бегство европейского бизнеса из Британии. Официально на переговоры об условиях выхода отведено два года, но у многих серьезных политиков и экспертов уже возникают сомнения, что за эти два года управятся. Пока переговоры идут ни шатко ни валко, стороны заняли крайние позиции, чтобы потом путем торга выйти на какой-то компромисс. Существуют колоссальные претензии друг к другу, от Британии требуют 100 млрд евро в качестве отступного, а британцы говорят, что мы столько не заплатим.

В любом случае, когда выход состоится, неважно на каких условиях, это будет проблема. Прежде всего, это колоссальный ущерб репутации Евросоюза, потому что впервые самая привлекательная, самая передовая форма интеграции потеряет одного из важнейших своих членов, одного из крупнейших доноров бюджета, ядерную державу, постоянного члена совета по безопасности ООН, и так далее, и так далее.

Для Британии это тоже черевато серьезными потерями, потому что половина экспорта и импорта — это торговля с Евросоюзом. Выход из Евросоюза означает, что все льготные режимы прекращают существовать. И дальше нужно либо выстраивать новые отношения, либо Британия потеряет существовавшие рынки и их нужно будет замещать. А завоевание нового рынка — это всегда колоссальная проблема, это годы тяжелого и кропотливого труда, огромные инвестиции. С чисто экономической точки зрения такое развитие событий — это серьезная проблема, и конечно, с ней столкнется как Британия, так и Евросоюз.

Мнение экспертов не является выражением позиции университета