• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В России начинаются экономические реформы

 

Марк Урнов, профессор факультета социальных наук, — о том, почему они были неизбежны

Гайдаровские реформы можно сравнить со скорой помощью, приехавшей к умирающему больному. Экономика разваливалась, повсюду тотальный дефицит, отсутствие нормальной коммуникации на всех уровнях власти… Одним словом, страна находилась в агонии, и надо было срочно что-то делать. А руководители боялись действовать решительно, потому что опасались волнений. Вот сейчас отпустим цены, и народ выйдет на улицы, думали они. Но другого выхода не было. Теряя контроль над ситуацией, государство должно было дать возможность людям как-то самостоятельно выплывать.

В то время были некоторые иллюзии, что, раскрепостив рыночные механизмы, через пять лет мы получим город-сад. Было ожидание, что постсоветская культура отношений быстро сломается, люди начнут уважать частную собственность, ценить свободу, будут много работать, и будут работать честно. Это, конечно, была наивность. Рынок быстро насытился потребительскими товарами, но при этом до неприличия усилилось имущественное расслоение, вспыхнула социальная зависть, появился экономический бандитизм, пышным цветов расцвела коррупция, обострились межнациональные отношения, а у большинства бывших советских людей сохранились сформированные при коммунистах потребность в государственной опеке и стремление избегать личной ответственности за свою жизнь.

Сейчас принято обвинять первых реформаторов в том, что они много не учли. Да, они думали, что рынок все расставит на свои места, и они ошибались. Тем не менее Гайдар и его единомышленники взяли на себя тяжелейшее бремя ответственности. Любой на их месте вряд ли сделал бы лучше, просто потому что необходимого практического опыта перехода к рынку после 70 с лишним лет тоталитаризма ни у кого не было, да и быть не могло. Не было и времени на долгие раздумья. Так что люди просто делали, что могли и как могли. Получилось далеко не идеально, но без них с большой вероятностью было несравненно хуже.

Мнение экспертов не является выражением позиции университета