• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Выходит фильм по роману Дэна Брауна «Код да Винчи»

Гасан Гусейнов, профессор факультета гуманитарных наук — о том, почему псевдонаучные произведения так популярны

Прежде чем говорить о фильме, снятом по мотивам фэнтези-триллера, вспомним о книге. Почему так называемый широкий читатель набрасывается на фантастическую литературу? Причин для этого может быть много. Например, по данным историков книги, еще в конце XVIII века в России спрос на исторические сочинения возрастал по мере удаления предмета повествования, во-первых, от современности, во-вторых, от России. Иначе говоря, баснословная «История Троянская» раскупалась в книжной лавке бойчее, чем «Историография народа славенского». А историк Август Людвиг Шлецер вспоминал: «За несколько лет до меня в академическую книжную лавку (в то время единственную во всем государстве) зашел один английский путешественник и спросил русских книг о русской юстиции, финансах и торговле. "Господи помилуй! Кто станет печатать такие вещи!" — сказал продавец и перекрестился». Иначе говоря, сама традиция, что «настоящая» история — это всегда какая-то недоброкачественная манипуляция, а явный и неприкрытый вымысел может компенсировать свою сущность качеством повествования, — очень старая.

По этой причине вымышленные герои исторически более-менее достоверно описанных эпох почти всегда интереснее читателю, чем реальные фигуры, пусть даже с самой захватывающей судьбой. Читателю интересна не историческая подлинность прототипа (матроса Селкирка), а мастерство писателя (автора «Робинзона Крузо»), потому что читатель будет отождествлять себя с этим вымышленным персонажем, а не с чьим-то конкретным скелетом.

Наша же эпоха добавила к этому массовую убежденность в запрограммированности важнейших событий. Человек эпохи социальных сетей почти беззащитен против теории заговора. Все происходящее — результат сложного многоступенчатого заговора или нескольких заговоров, в котором тебе просто нужно найти ту самую влиятельную группу, на стороне которой не обязательно сила, но некое фундаментальное тайное знание. В мире фэнтези, как и в мире компьютерных игр, главное — узнать алгоритм. И писатель, который создает необходимый антураж и талантливо вводит читателя в специальный мир, добивается заслуженного успеха. От Дэна Брауна до Джоанн Роулинг это работает на наших глазах. Потом люди взрослеют, научившись читать толстые книги. А это прекрасно.

Мнение экспертов не является выражением позиции университета