• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Волна протестов и восстаний в арабском мире


Леонид Исаев, старший преподаватель факультета социальных наук, — о том, как «арабская весна» превратилась в «осень»

«Арабская весна», которая началась в январе 2011 года, была волной революций, переворотов, гражданских войн, которые почти одновременно начались в целом ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки – Тунисе, Египте, Ливии, Йемене, Сирии и т.д. Это было крушение существующей десятилетиями в регионе архитектуры миропорядка в регионе, начало его перехода в принципиально иное качественное состояние, которое мы наблюдаем и по сей день.

Было много синхронизирующих факторов, которые предопределили эту взаимосвязь между событиями. Прежде всего язык: во всех этих странах говорят на одном языке — арабском. На рубеже XX и XXI веков в арабском мире произошла настоящая медиареволюция, которая привела к тому, что появились каналы мирового уровня, такие как «Аль-Джазира» или «Аль-Арабия». Даже в самых отдаленных городках Арабского Востока появилось спутниковое телевидение и доступ в Интернет. Арабский мир превратился в единое медиапространство, где суперпрофессиональные каналы мирового уровня в прямом эфире демонстрировали, например, захватывающую картинку с площади Тахрир в январе-феврале 2011 года, когда египтяне выступали против неугодного им режима Мубарака, и это приводило к тому, что где-нибудь в Йемене или Ливии люди задавали вопрос — если они свергли десятилетиями правившего диктатора, почему мы не можем?

Если говорить о глубинных причинах «арабской весны», то это, безусловно, совокупность факторов — демографических, политических, социально-экономических. Например, во всем арабском мире, даже на его периферии, например в Йемене, выросло количество людей с высшим образованием. И эта образованная молодежь, неудовлетворенная даже не столько в материальном плане, сколько своим социальным положением и неустроенностью стала движущей силой «арабской весны». Это лишь один из факторов, их которых складывалась «арабская весна».

Вряд ли мы можем говорить о том, что «арабская весна» подошла к концу. В Сирии, Йемене, Ливии продолжаются конфликты, через пару лет после событий «арабской весны» появилось Исламское государство*. И если положить конец ИГИЛ как политическому образованию мировому сообществу удалось, то противоядия от этого идеологического феномена нами по-прежнему не найдено. Да и сами арабы оказались разочарованными тем, что «арабская весна», как и любая революция во все времена, не только не оправдала их надежд на прекрасное будущее, но и не принесла в регион ничего, кроме перманентной нестабильности. Интересно, что в арабском мире  быстро отказались от термина «арабская весна» в пользу «арабской осени», вкладывая в это сугубо негативные коннотации.

Регион столкнулся с необходимостью создания новой архитектуры безопасности и миропорядка, и процесс этот обещает быть долгим, а значит и многие конфликты на Ближнем Востоке далеки от завершения. В этом вина не только арабов. Меняется не только реконфигурация взаимосвязей между региональными акторами, но и структура взаимоотношений между странами региона и внешним миром. Ближний Восток погрузился в состояние транзита из одного состояния в принципиально иное, и как долго он продлится – никто не знает. 

*Запрещенная в России организация

Мнение экспертов не является выражением позиции университета