• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мэром Москвы становится Юрий Лужков

 

Михаил Блинкин, директор Института экономики транспорта и транспортной политики, — о памятниках эпохи Юрия Михайловича

В 1992 году на месте Гавриила Попова, экономического публициста средней руки и нулевого управленца, вдруг оказался живой, здравомыслящий, опытный хозяйственник Лужков. Город достался ему в ужасном состоянии, но он сумел быстро восстановить его нормальное жизнеобеспечение. Все, от овощных баз до теплоснабжения и фекальных стоков, при Лужкове начало работать более или менее хорошо. Но потом наступил момент, когда Лужков решил, что он не только менеджер, но и великий архитектор, градостроитель, транспортник. Хотя он ни минуты не учился этому ремеслу и ничего в этом не понимал. И началась дурь. Например, он любил давать указания архитекторам по поводу фасадов зданий – все помнят его знаменитые башенки. Или еще один пример откровенной дури – монорельс, который ведет из ниоткуда в никуда. Дорогое и бессмысленное сооружение.

Но все это пустяки по сравнению с запертыми московскими транспортными узлами. Например, транспортный узел у метро «Теплый стан», где Юрий Михайлович в свое время выдал разрешение на строительство крупных торговых объектов, заперт навсегда. У Москвы просто нет денег на то, чтобы выкупить все эти торговые объекты, снести их и разгрузить магистрали. Характерная деталь градостроительной политики эпохи Лужкова — это дома поперек дороги. Крупные, как правило, торгово-развлекательные объекты, сильно осложняющие проезд по соседним магистралям. Это и торговый центр «Атриум» на Садовом кольце, и «Ереван Плаза» на Варшавке, и десятки других домов поперек дороги. Еще, конечно, один памятник эпохи Лужкова это, конечно, Алабяно-Балтийский тоннель – самый дорогой в истории Москвы долгострой. До этого никому в голову не приходило строить автомобильные тоннели под ветками метро.

Мнение экспертов не является выражением позиции университета